Шмель

Когда меня в первый раз ужалила домашняя пчела, я распух. Это было в детстве, мой возраст исчислялся цифрою 10. Через два года снова произошла встреча, но уже с родственниками пчелы — со шмелями. В преддверии лета шел я в школу, думая об экзамене. Как ни странно, но первый экзамен я сдал… шмелю. Он сидел на цветке одуванчика, занятый своими делами. Может быть, не стоило его беспокоить, но меня терзала мысль: «Жалят ли они так же, как пчелы?» Я схватил шмеля за крылья, посадил на большой палец и вдруг почувствовал резкий укол. От неожиданности я сел на траву.
С тех пор пролетели годы, мне знаком ритм жизни шмелей, но тот первый укол помню и сейчас.
Хотя землю еще лихорадят заморозки, хотя в укромных местах, под пологом пробуждающихся лесов и в оврагах, все еще лежит усталый снег, задыхаясь от тепла, но солнечные лучи затеяли ослепительный пир, птицы играют оптимистическую симфонию. Вдруг в музыку весны вплелись басовитые бодрые ноты.
Это уже существа, наряженные в меховые шубы — черные с золотом, — спешат к манящим очаровательным пушистым комочкам, словно изваянным из серебра и золота. Зацвели ивы, многократно сломанные, но не сломленные. Шмели проснулись от сна.

Пришла весна, идет весна!
Гудя, промчался шмель, Как искра потухая, Блеснул и потонул. . .

Как протекает жизнь шмелей? Шмели — общественные насекомые, живущие в «коммунах». В наших краях жизнь одной шмелиной общины продолжается примерно четыре тысячи часов. К весне выживают только шмелихи, успевшие в летние дни прошлого года совершить брачный полет и нагулявшие жиру в 10— 25 раз больше, чем их сестры и братья. Но и для них эта весна окажется первой и последней.
Раньше всех от зимней спячки просыпаются садовые шмели. В средней полосе за ними с середины апреля до начала мая покидают зимние квартиры, словно по графику, большие и малые каменные шмели, потом полевые и городские, затем — подземные. . .
Первым делом им надо утолить голод. Ведь за долгую зиму они истратили все внутренние ресурсы энергии. Шмелихи ненасытно едят пыльцу, запивая ароматным нектаром.
Но вот прошла пора увлечений пищей. Шмелихи созрели для откладки яиц. Где обосноваться? Для устройства гнезда подходящи все места, если они удовлетворяют одному важному требованию — вблизи с весны до осени должны быть цветущие растения, способные обеспечить кормом будущую общину шмелей. Где только не находили гнезда шмелей: в пнях, в дуплах, в гнездах птиц и зверей, в скирдах соломы, в стогах сена, в кочках сухой травы, в щелях между камнями, в кучах мусора, в выброшенных вещах, в кармане заброшенной шубы, на чердаках, над дверью сарая, под цветочным горшком, — но все они располагались рядом с благоухающими цветочными пастбищами.

В первую очередь шмелиха в гнезде тщательно утрамбовывает дно, высушивая его теплом собственного тела. Теперь можно строить купол, не забывая маскировать его под окружающий фон.
Иногда не так-то просто обзавестись собственным домом, особенно шмелям, роющим подземные дворцы длиною почти в два метра. Коридор такого жилища, выгрызенный «зубами», длиннее самого строителя чуть ли не в сто раз.
Ну и что ж, шмелиха прошла туда-сюда, по диагонали, по горизонтали и уяснила обстановку — есть кров над головой. Конечно, в первую пору в гнезде пусто, прохладно, но терпимо. В нем градусов на 10—16 теплее, чем на воле.
Откровенно говоря, поведение нашей шмелихи-толстушки изменилось. Нежданно-негаданно ожили ее восковые железы, расположенные на боках. Они обильно выделяют восковые пластинки. Шмелиха снимает с тела ногами пластинку за пластинкой, захватывая их жвалами (чем-то вроде зубов, выдвинутых изо рта), и мерно лепит восковые кирпичики, из которых складывает ячейку — своеобразный кувшин. Готовый сосуд недолго пустует, вскоре хозяйка наполняет его нектаром — сладким соком цветков — запасом на черные дни. На всякий случай рядом с первой медовой чашей ближе к входу гнезда выставляется вторая, третья.
Весна подогревает чувства, поэтому не удивительно, что в шмелихе проснулись новые побуждения. Она занялась строительством личиночни-ка, в котором намерена поставить на ноги свое будущее потомство. Такой детский уютный уголок сооружается из воска в центре гнезда и заполняется пыльцой, измельченной зубцами жевал и политой нектаром. Наконец-то сюда можно отложить первое яйцо, потом — второе, третье. . . каждое длиною в 3—4 миллиметра и толщиною не менее миллиметра, напоминающее драгоценную капельку, сияющую ослепительной белизной. В этот ответственный период жизни шмелихе не обойтись без твердого правила: после откладки каждого яйца обязательно следует запечатать личиночник сверху восковой крышечкой и распечатать его лишь тогда, когда настанет время снести следующее яйцо. Это правило обусловлено простейшими санитарными нормами. Как только в ячейке замурованы 6—15 стоймя стоящих яиц, шмелиха, словно наседка, обогревает их своим материнским теплом. Она сидит на кровле воскового пакета, любовно обнимая его всеми шестью ногами.

Не успело лопнуть терпение шмелихи-наседки, как из яиц вылупились личинки — белые безногие и слепые червячки. Ноги им в личиночнике ни к чему — ходить там некуда. Ведь они не гусеницы бабочек, которые сами для себя добывают корм. Мать растит их на всем готовом. Да и глаза, пусть даже они есть, не пригодятся в детском помещении — там кромешная темь, никого не разглядишь.
За такими детьми нужен уход да уход. В первую очередь их надо беспрерывно кормить. Из еды шмелиные дети особенно любят мед. В личиночном возрасте шмелята словно бездонные. Судите сами: они, усиленно потребляя еду, ничего не выделяют. Ну, а если кормилица из-за непогоды не может вылететь за кормом? Что будет тогда? Личинки одни сутки голодают без вреда. А вот 36 часов голодовки уже не проходят для них бесследно. Они начинают разрывать стенки ячейки. Таких нетерпеливых малышей мамаша выволакивает из гнезда и выбрасывает подальше, метров за 20—30 от входа. Какими бы чистыми ни были дети, их надо время от времени мыть. Вот почему и шмелихи их купают. Проделать это нетрудно. Шмелиха, вернувшись из полета, открывает крышку ячейки и, отрыгая нектар, моет личинок. Теперь она спокойна. Дети не заболеют заразными болезнями — нектар богат веществами, убивающими болезнетворных бактерий.

Бывает и так, что шмелиха — основательница общины, — изнуренная непосильной работой, не выдерживая непомерных физических нагрузок, погибает. Ее семью от голодной смерти спасает другая шмелиха— продолжательница. Ее может сменить третья, четвертая… Выходит, дети у шмелей чаще всего выхожены несколькими воспитательницами. Каждая полная сил продолжательница принимает чужую семью и обращается с ее членами, как со своими собственными.
Личинки достигли зрелости. Каждая из них, выделяя изо рта жидкость, застывающую в воздухе в тонкую шелковую нить, ткет для себя кокон. Выражаясь словами французского поэта, «молчаливым обещаньем удивительных полетов зреют куколки надежды в белых коконах тугих. . . Час придет, навстречу свету насекомые взовьются… Только дайте им сначала силу крыльев ощутить». Или, как говорили бы биологи-энтомологи, в коконе личинка превращается в куколку, засыпая вверх головой. Она уже не червеобразная, а членистоногая. Есть у нее и глаза, как сложные, так и простые. У нее появились крылья. Она уже почти взрослый шмель, который скоро покинет свою колыбель.

Наконец-то можно сказать, что шмели стали взрослыми. Их личинки вылупились из яиц через 4—6 дней, росли до окукливания 10—19 дней, несколько раз сменяя тесный покров, а через 10—18 дней куколка превратилась во взрослое насекомое.
Шмели первого выплода маленькие — просто мелюзга по сравнению с основательницами гнезда. Все они по профессии — рабочие, а по. полу и не самцы, и не полноценные самки, но все-таки представители женского пола. Они обычно не выходят из гнезда, несут домашнюю службу, помогая маме «насиживать» будущих своих сестер. Впрочем, не исключено, что самый первый шме-ленок размером крупнее своих одно-возрастных сестер осмеливается покинуть дом, чтобы вернуться туда с порцией корма. Надо сказать что появление первых шмелей сказывается на всем жизненном укладе общины. Если на шмелиную семью свалится беда — шмелиха исчезнет навсегда, — то один из рабочих, более крупный и сильный, принимает на себя обязанности матери — хозяйки-домоправительницы. Вход продолжательниц в такое гнездо строго запрещается.
В последующих выводках шмели крупнее, чем в первом. Они вышли из больших яиц и в детстве питались сытнее. Они от рождения сильные: ведь их задача — сбор пищи для себя и для других членов общины. Крупные рабочие так и называются — фуражиры. Однако профессии шмелей взаимозаменяемы. Уберите из гнезда мелюзгу — фуражиры превращаются в домработниц, уберите фуражиров — домработницы вылетают на сбор нектара и пыльцы.
Среди гнездовых рабочих один, а то и два занимают пост у входа в дом. Это — стражи, или часовые. Они бдительно несут нелегкую службу. Чужим шмелям в родное гнездо путь заказан.

Рано или поздно в разросшейся общине появляются шмели особого назначения. Для них на сотах строится даже навес — своего рода арена, или сцена, на которой они показывают, на что способны. Это — трубачи, исполняющие песни и подающие сигналы. Трубач обычно ночью или утром, впиваясь в грунт, изогнув брюшко, опустив голову и выставив вперед дрожащие усики, гудит, жужжит, работая крыльями. Так он извещает о перегреве воздуха. Рабочие, восприняв сигналы, вентилируют гнездо. Они быстрыми движениями крыльев, словно веерами, гонят в гнездо потоки свежего воздуха. В подобных ситуациях центр гнезда покидают все рабочие, оставляя на соте шмелиху и ее мизерную свиту из самых мелких шмелей. Остальные устраиваются в периферии — в свободных подземных коридорах вокруг воскового центра. Случается и так, что трубачи жужжат, сами вентилируя воздух в гнезде. В этом случае их песнь не что иное, как шум живого четырехкрылого вентилятора.
Ближе к осени из яиц, отложенных шмелихой, выходят самцы и молодые шмелихи. Теплый ароматный запах зовет шмелей на волю, на «сентиментальные прогулки». У молодого шмеля пробуждается неудержимое желание встретиться со шмелихой. Он вылетел на ее поиски. Вот он подлетел к дереву, сел на лист, челюстями потрогал его и с жужжанием улетел. Точно такую же операцию он проделал на листьях других деревьев, потом начал летать вокруг тех деревьев, на листьях которых он недавно сидел. Секрет этих похождений шмеля состоит в том, что он на выбранных им листьях оставлял «визитные карточки» и «пригласительные билеты» для шмелихи — капли пахучего вещества из железы, расположенной у основания челюстей. Этот запах издали привлекает крылатых невест. Вот одна из них уже прилетела и вьется вокруг куста, где ее «пылкий поклонник» запахом обозначил место свидания. Она не улетает, словно знает, что он скоро явится.

Одни шмелиные женихи назначают свидание над самой землей, другие — на травах, третьи — на кустарниках, иные — на вершинах деревьев.
Осенью единая шмелиная община распадается. Из всех ее членов остаются живыми только молодые самки, остальные погибают. Шмелихи ищут приют в трещинах почвы, во мху, скрываются в дуплах, заползают в норки грызунов. В этих укромных местах они перезимуют. Каждая такая шмелиха — это зародыш будущей общины шмелей.
На Земле известно около трехсот видов шмелей, из них в РФ водится более ста видов. Шмели, как правило, обитают в Северном полушарии. Несколько видов шмелей завезли в Австралию и в Новую Зеландию. Дело в том, что на пятом континенте не плодоносил «чужеземец» — красный клевер — до тех пор, пока там не появились по воле человека шмели-северяне.
Шмели — полезные насекомые. Перелетая с цветка на цветок в поисках пищи, они опыляют растения, особенно те, цветки которых недоступны другим насекомым-опылителям. Поэтому, где бы вы ни встречали гнезда шмелей, не разоряйте их.
Трудно найти человека, который не знал бы о том, что кукушка «подбрасывает» свои яйца в гнезда других птиц. Но далеко не всем известно, что есть еще «кукушки» и среди насекомых. Позвольте представить: это пситирусы — мохнатые пчелы, — каждая размером в четверть мизинца с двумя сложными глазами из многих тысяч глазков-фасеток, тремя простыми глазками на темени, хоботком, шестью ногами, брюшком из отдельных сегментов, четырьмя крыльями.

Мало кто видел пернатую кукушку на воле, хотя многократно слышал ее голос, слушал ритмичное кукование. Может быть, мы где-нибудь в лесу, в поле, на лугу в разгар лета не раз встречались с глазу на глаз с четырехкрылой «кукушкой», но принимали ее за обычного шмеля. Между тем ее легко узнать по отсутствию. . . «голоса». Она всегда летает бесшумно, или, как остроумно заметил один энтомолог, «летает шепотом» (греческое слово «пситирус» означает «шепчущий»).
Птицы-кукушки подкидывают яйца в гнезда других пернатых (которых, кстати, более ста пятидесяти видов) всегда тайком, обязательно в отсутствие хозяев — будущих воспитателей их птенцов. Ну, а как поступают пчелы-«кукушки»? Пситирусов породили шмели бомбусы, и, как ни странно, — на свою голову. Их потомки — уже вполне самостоятельные виды, — потеряв способность строить собственные — дома, разучившись собирать корм для будущего поколения, стали паразитировать в гнездах своих предков, полностью возлагая на них заботу о потомстве.
Каждый вид четырехкрылых «кукушек» в нелегком деле воспитания потомства эксплуатирует один — два строго определенных вида «своих» шмелей, избранных им на веки веков, на которых он обычно похож по внешнему облику, как на своих братьев и сестер. Правда, «кукушки» по всем статьям превосходят их: по прочности хитиновых доспехов, длине жала и остроте зубов на челюстях. Обладая такими, так сказать, военными преимуществами, пситирусы, применяя, как правило, силу, занимают охраняемые гнезда бомбусов. «Кукушка» проникает в чужой дом в тот самый момент, когда в нем хозяйствует шмелиха — основательница «коммуны», которая к этому времени успела не только вылепить и наполнить пищей соты, но и стала матерью многочисленной детворы.

В занятых гнездах разные кукушки ведут себя по-разному.
Одни действуют по законам джунглей: первым делом уничтожают хозяйку дома, ликвидируют растущее поколение шмелихи всех возрастов, однако не трогают куколок в коконах, которые выделяют тепло. Скоро из них выйдут рабочие — труженицы — и начнут собирать нектар и пыльцу для питания будущих агрессоров.
Другие захватчики придерживаются принципов втируш. Пситирус такой породы, по словам известного знатока шмелей Ф. Следена, «втирается в доверие к постоянным обитателям гнезда и делает это так успешно, что хозяева скоро перестают проявлять к нему враждебность». Это доверие в конце концов приведет к трагедии. С появлением втируши шмелиха не откладывает яйца и не следит за расплодом. Она становится вялой, вскоре в ней угасает жизнь. А рабочие шмели опекают теперь малышей «кукушки».
Есть и такие пчелы-кукушки, которые «напрашиваются» в гости к бомбусам и живут с ними мирно и тихо, никого не трогая. Здесь потомство гостя так же, как и хозяйки, воспитывается одинаково на равных условиях рабочими шмелями — конечно, хозяйскими.
Но не всегда для пситирусов проникновение к шмелям заканчивается благополучно. Известны случаи, когда бомбусы принимают пчелу-«ку-кушку» «в штыки» и жалят с таким остервенением, что случайно попадают в ее «ахиллесову пяту» — в шею и конец брюшка. Ей в такой схватке не удается избежать смерти. А иногда причиной преждевременной гибели незваного гостя служит чрезмерное гостеприимство хозяек дома. Каждый взрослый член большой шмелиной семьи усиленно потчует «кукушку» капелькой собранного им ароматного нектара. И вот результат — гость утонул, задохнулся, захлебнулся в сладком соке.

Разыскать гнездо шмеля не так-то просто. Тут надо быть опытным следопытом. Встретил, может быть, даже нечаянно на цветке шмеля, так не спускай с него глаз. Следи за ним, не отставая от него, словно его тень,— вот тогда успех обеспечен. Рано или поздно он обязательно приведет к себе домой. Так поступают многие пситирусы. Многие, но не все. Другие, казалось бы, летают сами по себе степенно, медленно, на бреющем полете, но они на самом деле обнюхивают каждое подозрительное место, выясняя, не пахнет ли здесь шмелями. Наконец антенны-усики четырехкрылой «кукушки» засекают знакомые ароматические сигналы. Значит, пора приземлиться и искать вход в гнездо шмелей. Если попытаться определить нашу позицию к пситирусам, то выясняется, что они, с одной стороны, приносят вред, сокращая численность шмелей — опылителей культурных и диких растений; с другой стороны, сами активно участвуют в опылении растений, претендуя на роль полезных насекомых. К сожалению, степень пользы и вреда пситирусов до сих пор не проанализирована.

Обратите внимание какой Состав ФК Хетафе это важно знать. Те кто любят футбол всегда должны быть в курсе событий. Я же не понимаю этой игры… Ну дали бы каждому по мячику… Узнавай все подробности на сайте getafe-cf.ru.

shmel_1

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Поиск
Поделись интересным!
Рубрики
Яндекс.Метрика

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Google Plus.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2019    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти