СЕМЕЙНАЯ СПЕЦКОМАНДИРОВКА

Основное отличие советской нелегальной разведки от «легальной» состояло в том, что для работы за границей нелегал отказывался от родного языка, национальности, профессии и превращался в совершенно другого человека, не имеющего никакого отношения к Советскому Союзу. Это очень трудно. Наши герои, о которых мы расскажем ниже, ни в детстве, ни в юности не имели никакого отношения к загранице и были обычными русскими людьми.

Родившаяся 28 ноября 1918 года в многодетной крестьянской семье в подмосковной деревне Татищево, Анна Камаева была типичным представителем первого поколения сталинской молодёжи. Окончила школу-семилетку, фабрично-заводское училище и пошла работать ткачихой на московскую фабрику «Красная роза». Очень быстро стала стахановкой, передовиком производства. А в 1938-м по комсомольскому набору пришла в НКВД и была направлена в Школу особого назначения (ШОН), где готовили агентов для посылки за кордон.

Для советской разведки это было трудное время. В результате бериевских «чисток» половина сотрудников Иностранного отдела (ИНО) отправилась либо в лагеря, либо к расстрельной стенке. Чтобы быстро восстановить мощь внешней разведки и обучить молодые кадры, Политбюро ЦК ВКП(б) постановило создать ШОН.

Обучение в спецшколе было напряжённым. Став курсантом, 20-летняя Аня Камаева изучала радиодело, овладевала стрельбой из всех видов стрелкового оружия вплоть до пулемёта, учила сразу три иностранных языка: финский, испанский и польский.

В 1939-м она успешно окончила ШОН. Но за кордон новоиспечённую разведчицу не забросили, а сначала определили в центральный аппарат ИНО — вести оперативные дела разведчиков-нелегалов в Европе. Камаева старательно занималась, как она позднее говорила, «скучной канцелярщиной», с нетерпением ожидая, когда же её, наконец, пошлют на оперативную работу за границей.

Но с первых дней войны Анну перебрасывают в Группу особых заданий — сверхсекретную структуру, фактически параллельную разведку, подчинённую непосредственно главе НКВД Берии.

В битве под Москвой Анна Камаева оказалась в самой гуще событий. Её забросили в тыл немецких войск радистом партизанского отряда, в задачу которого входило проведение диверсионных операций. Отряд был сформирован на базе знаменитой ОМСБОН — Отдельной мотострелковой бригады особого назначения. После разгрома немцев под Москвой Анну вызывают в штаб командующего Западным фронтом Георгия Жукова и вручают орден Красной Звезды.

Именно там Аня впервые встретилась со своим будущим мужем, лейтенантом Михаилом Филоненко. Его, командира диверсионного отряда, тоже наградили за успешный рейд по тылам вермахта. Когда он, раскрасневшийся от гордости и смущения, выходил из кабинета Жукова, то поймал на себе любопытный взгляд Анны, сидевшей в приёмной на большом кожаном диване. Разглядев петлицы на её гимнастерке, Михаил подумал: «Какая хорошенькая! И работаем мы в одном наркомате. Может, ещё встретимся…» Тогда он и не предполагал, что видит перед собой будущую жену. Но в то время дороги разошлись.

Камаеву вскоре отправили в Свердловскую школу, а потом — на курсы иностранных языков при Высшей школе наркомата в столице, где выпускницу ШОН готовили к заброске за рубеж по новой программе. В октябре 1944-го молодую разведчицу переправляют в Мексику, где она вместе с товарищами-нелегалами готовит дерзкое освобождение из тюрьмы советского агента, испанского комрада Рамона Меркадера, убившего Троцкого. Но опера меняют в самый последний момент, и в 1946-м Анна возвращается в Москву. Там она вновь встречает своего будущего мужа…

ДИВЕРСАНТ-ИНТЕЛЛЕКТУАЛ

Михаил Филоненко, мастер диверсионных рейдов по немецким тылам, в школе слыл будущим учёным точных наук. Он был блестящим шахматистом, причём признанные мастера этой древней игры прочили его в гроссмейстеры. Но романтика тайной службы перевесила: шахматист и прирождённый физик пошёл во внешнюю разведку.

В страшном 1941-м он работает в 4-м управлении НКВД, участвует в битве за Москву. Затем его отправляют на Украину. В оккупированном Киеве диверсант-интеллектуал командует разведгруппой. Она собирает ценные сведения об обстановке на правом берегу Днепра, и во многом благодаря этой информации в ноябре 1943-го Красная Армия находит оптимальные участки для форсирования этой водной преграды.

Потом Филоненко забросили в Польшу, где в одном из кратковременных боёв он получил тяжёлое ранение в ногу. Товарищам удалось переправить его на нашу территорию. Врачи настаивали на ампутации. Однако Михаил не мыслил свою жизнь без разведки и убедил их сохранить ногу. Правда, он стал хромым и был вынужден ходить с тросточкой, но это не помешало ему в дальнейшем успешно вербовать агентов и информаторов. После длительного лечения уже после войны Филоненко был направлен в одно из подразделений закордонной разведки НКВД, чьих сотрудников уважительно называли «ловкачами без крыши». По стечению обстоятельств там уже проходила службу Анна Камаева.

Начальником этой службы, самой засекреченной во всей системе органов госбезопасности, которая позднее превратится в Управление «С», был Александр Михайлович Коротков. Прежде чем стать «королём нелегалов», как его называли и друзья, и враги, будущий генерал-майор госбезопасности Коротков сам набирался трудного опыта в смертельных схватках с гитлеровским абвером, СД и гестапо. Позднее он подобрал и «запустил на орбиту» десятки советских нелегалов, в числе которых оказались Михаил и Анна Филоненко.

СЕМЬЯ ВОПРЕКИ ПРАВИЛАМ

Разведчиков-нелегалов выводили за границу обычно семейными парами. По многим соображениям это было более надёжно — полезно в плане взаимной страховки и более безопасно, поскольку давало возможность избегать интимных связей на стороне. Но кандидатов в нелегалы, мужчин и женщин, обычно подбирали по отдельности. Обучение тоже было строго индивидуальным. Во избежание в будущем возможных расшифровок не допускалось, чтобы они знали о своих коллегах. Дни подготовки были расписаны по часам,так что времени на личную жизнь почти не оставалось. А как в такой ситуации знакомиться, встречаться, жениться? Да ещё нужно кандидатуру второй половины согласовывать с руководством.
Поэтому прибегали к хитроумным комбинациям, чтобы создать семью. Скажем, подходит срок окончания подготовки конкретных кандидатов, а они неженатые. Устраивают их «случайное» знакомство так, чтобы всё выглядело естественно и они ни о чём не догадались. А потом ненавязчиво подталкивают их к сближению и браку.

С Михаилом Филоненко и Анной Камаевой делать этого не пришлось. Оказавшись в одном подразделении, они сразу потянулись друг к другу и в 1946-м поженились. Вскоре у них родился сын Павлик. После этого встал вопрос о возможности использовать супругов с маленьким ребёнком на нелегальной работе за кордоном. Ранее это никогда не практиковалось. Когда мужа и жену готовят к длительной командировке в качестве разведчиков-нелегалов, то выбирают бездетных супругов. Ведь сделать иностранца из русского ребёнка в силу его детского возраста практически невозможно. Какой-нибудь непредсказуемой мелочью он может выдать свою национальную принадлежность.

С другой стороны, было досадно терять двух прекрасных разведчиков, отлично проявивших себя в обстановке смертельной опасности во время войны. Начальник службы генерал Коротков решил рискнуть: «Пусть готовятся».

Согласно скрупулёзно разработанному плану, супругам Филоненко предстояло под видом долго живших в Советском Союзе чехов-эмигрантов выехать на постоянное жительство в Бразилию, надёжно легализоваться и приступить кдобыванию разведывательной информации. Поэтому наряду с изучением чешского и португальского главное внимание при подготовке уделялось специальной тематике, с которой никто из супругов не имел дела во время войны.

В качестве резидента Михаилу предстояло находить информаторов, а некоторых из них затем превращать в агентов. Вербовка — это целая наука, которую Филоненко преподавали наставники, имевшие богатый практический опыт. При выборе потенциального кандидата в агенты следовало исходить из того, есть ли у человека доступ к секретной информации или же может ли он получить его в будущем. Далее нужно собрать сведения о карьере и перспективах, друзьях и партнёрах. Одновременно необходимо досконально изучить личность человека, его положительные и отрицательные качества: в частности, отношение к деньгам, спиртному, любовным приключениям и т. д. и т. п.

Своя программа подготовки была и у его жены. Анне предстояло быть помощником резидента и отвечать за получение и отправку всех шифрованных сообщений. Поэтому на первом месте стояло радиодело. Кроме того, она училась умению выявлять наружное наблюдение и самой вести контрнаблюдение, проводить тайниковые операции и конспиративные встречи с важными источниками. Плюс доскональное изучение бытовых особенностей жизни в Бразилии.

К выводу за кордон, говоря профессиональным языком, супруги Филоненко готовили даже своего маленького сына Павлика. После его рождения семья жила на спецдаче, а для ухода за младенцем нашли няню, знающую чешский язык. Впрочем, и сама мама, когда бывала дома, пела ему чешские колыбельные песенки и рассказывала чешские сказки, а когда он начал говорить, то родители общались с ним на языке своей легендированной родины. Кстати, сами они некоторое время жили там, чтобы освоиться с обстановкой.

Наконец длившаяся несколько лет спецподготовка разведчиков-нелегалов закончилась. В ноябре 1951-го, утопая по пояс в снегу, супруги Филоненко и их сын Павлик перешли советско-китайскую границу через подготовленное для них «окно». Используя документы прикрытия, они благополучно добрались до Харбина, где прошёл первый, самый трудный и опасный этап легализации. За это время была отработана и документально закреплена легенда, способная выдержать проверку любой контрразведывательной службы. В Харбине Анна рожает второго ребёнка, дочку Марию, которую, как «истые чехи-католики», крестят в местном католическом храме.

Затем чета разведчиков перебирается в Шанхай, где обитает миллионная европейская община. Это был заранее просчитанный второй шаг для переброски нелегалов в Латинскую Америку. После победы Мао в Китае в 1949-м особые права европейских поселений в Шанхае упраздняются, и европейцы начинают уезжать из этого города за границу. Не было ничего необычного, что чехи-эмигранты тоже решили перебраться в другую страну, подальше от коммунистических режимов. В бразильском консульстве в Гонконге они без особого труда получили въездные эмиграционные визы, разрешающие постоянное проживание в Бразилии и трудовую деятельность там.

Рассказывает генерал-лейтенант Виталий Григорьевич Павлов: «Начальник нелегальной службы ПГУ генерал Коротков предложил мне как своему заместителю выехать в Китай… Учитывая предстоящий супругам Филоненко сложный период их адаптации в капиталистической Бразилии, я предложил им рассмотреть возможность оставить детей дома, в Москве. Однако это предложение было дружно отклонено обоими разведчиками, заявившими, что их не пугают предстоящие трудности. Кроме того, выезд без детей, уже включённых в выданные въездные визы, мог вызвать у бразильцев подозрение… Я пожелал Анне Фёдоровне успешно справиться не только с её служебными обязанностями как помощника резидента, но и с воспитанием детей, выразил уверенность в новой встрече через несколько лет, когда они уже будут «настоящими бразильцами».

«НАСТОЯЩИЕ БРАЗИЛЬЦЫ»

В Бразилии нелегалы столкнулись с непредвиденными трудностями. Из-за недостатка коммерческого опыта первая фирма Михаила с треском разорилась. Для чехов-эмигрантов наступил самый тяжёлый момент. Как вспоминала потом Анна Фёдоровна, руки у них опускались, обуревало желание всё бросить. И тогда Михаил решил мобилизовать свои аналитические способности. Несколько раз он удачно сыграл на бирже, и теперь заработанных денег с лихвой хватало на то, чтобы с чистого листа создать процветающую компанию.

Уже через год Филоненко становится преуспевающим бизнесменом и миллионером, который колесит по континенту, общаясь на короткой ноге со сливками латиноамериканского общества. Он обзаводится множеством, как говорят разведчики, нейтральных связей, которые призваны усыпить подозрения контрразведки, если они вдруг возникнут. Среди его близких друзей и приятелей — писатель Жоржи Амаду, архитектор Оскар Немейри, писательница Адалгиса Неру. Вскоре в их число вошёл парагвайский диктатор Стреснер. В знак особого расположения он даже пригласил Филоненко на совместную охоту на крокодилов и пришёл в восторг от снайперской стрельбы мнимого бизнесмена.

Однако настоящая разведывательная работа началась, когда Михаил Филоненко смог проникнуть в окружение президента Бразилии Жуселино Кубичека де Оливейро и установить дружеские отношения с его военным министром маршалом Энрике Тейшера Лотом. Это облегчало завязывание контактов с крупными правительственными чиновниками, военной и аристократической элитой не только в Бразилии, но и в Парагвае, Мексике, Аргентине, Уругвае, Колумбии и Чили, которые он периодически посещал с деловыми визитами. Со временем разведчику разными способами, среди которых не последнюю роль играли деньги, удаётся привлечь целый ряд весьма осведомлённых лиц к работе на КГБ. Кстати, ни один из завербованных Филоненко агентов не был разоблачён.

Чрезвычайная важность и огромный объём информации, добываемой нелегалом-предпринимателем, были поразительными. В качестве примера можно привести полученные им планы ядерных атак США на Россию. Учитывая ценность поступающей от бразильской резидентуры информации, в Москве было принято решение прекратить любые контакты с нелегалами через тайники и связных и впредь использовать только радиосвязь. Нелегальные курьеры доставили разведчикам коротковолновую радиостанцию, работавшую в режиме сверхбыстрого действия и буквально «выстреливавшую» шифрованные сообщения.

Хотя Анна Фёдоровна была опытной радисткой, связь с Центром оказалась неустойчивой. Поскольку в Бразилии в то время не было советского дипломатического представительства, в помощь Филоненко решили направить разведчицу-нелегала Патрию, работавшую в соседней стране. Этим посланцем стала испанка Мария Де Лас Эрас Африка, которая знала Анну Камаеву, работая в 4-м управлении НКВД.

Когда в Рио-де-Жанейро Патрия разыскала супругов Филоненко, Михаил Иванович отнёсся к ней недоверчиво, хотя она правильно назвала пароль, установленный для таких встреч. Разведчица, докладывая в Москву об исполнении поручения, привела любопытную деталь: «Чтобы убедить, что я выполняю приказ Центра, мне пришлось заплакать и заявить этому недоверчивому разведчику, что меня будут ругать наш начальник Александр Михайлович Коротков и его заместитель Виталий Григорьевич Павлов. Два этих имени, хорошо известные нелегалу, сломали лёд недоверия».

Что касается неполадок с радиосвязью, то оказалось, что мощности новой коротковолновой рации не хватало для прямого радиообмена с Центром. Между тем поступавшие от Филоненко сведения имели такое первостепенное значение, что докладывались руководством разведки на самом высоком уровне. Поэтому в состав советской китобойной флотилии, ведущей промысел у берегов Антарктики, под видом рыболовецкого судна был направлен корабль с узлом спецсвязи, который использовался как ретранслятор для связи с Москвой. В дальнейшем конвейер развединформации действовал бесперебойно.

Однако как раз в то время, когда наладился активный радиообмен, Анна готовилась рожать третьего ребёнка. По её воспоминаниям, первые роды были тяжёлыми, и она во весь голос кричала: «Ой, мама-мамочка!»

Врачи сказали, что ребёнок крупный, — как-то заметила она мужу. — А если я снова начну кричать и звать мамочку по-русски?

Михаил, как мог, успокаивал её. Посоветовал отрепетировать крик по-португальски. Анна отнеслась к совету серьёзно. Походила по рынкам, послушала, как кричат и ругаются торговки, и во время родов широко использовала заученные фразы из местного жаргона. Михаил, находившийся в соседней палате, обалдел от изумления и даже не сразу понял, когда ему сказали, что у него родился сын, которого родители позднее назвали Ванечкой.

«Я ПОНЯЛ — ВЫ РУССКИЕ ШПИОНЫ!»

Но однажды у Михаила Ивановича случилась опасная накладка. Москва решила послать в помощь своим суперагентам молодого сотрудника. Встреча состоялась в маленьком ресторане, где, по разработанному в Центре сценарию, Филоненко должен был познакомиться с «начинающим коммерсантом». Но прибывший из Москвы кадр, ломая всю легенду и даже не успев войти в контакт с резидентом, принялся хлестать горячительные напитки и заказал оркестру популярную мелодию, кинувшись отплясывать её на танцевальном пятачке.

Очевидно, это был сынок какой-то важной «шишки», отправленный в спецкомандировку за рубеж «по блату», без должной подготовки. Вот и повёл он себя в соответствии с московскими представлениями о «красивой жизни». Этот «отморозок» быстро привлёк всеобщее внимание. Михаил Филоненко, придя в ужас от вопиющего нарушения канонов нелегальной работы, поспешил доставить его в гостиницу и отправил в Центр послание с требованием срочно отозвать этого идиота назад в Москву.

Впрочем, у Анны Фёдоровны тоже бывали неприятные моменты. Однажды Михаил отправился в не очень-то опасный вояж в соседнюю страну. Внезапно Анна услышала по радио, что самолёт, на котором должен был лететь её муж, разбился. Она едва не лишилась чувств: остаться одной в чужой стране с тремя детьми на руках. Но оказалось, что Михаил опоздал к вылету, задержавшись на встрече со своим источником информации.

Год за годом супруги-нелегалы работали на износ, в обстановке постоянного стресса. В начале 1960 года Михаил перенёс обширный инфаркт, и Москва решила эвакуировать семью Филоненко на родину. Они отправились домой сложным маршрутом, путая следы. Созданная их усилиями агентурная сеть перешла к другому агенту и действовала ещё много лет.

Добравшись до Европы, Анна и Михаил на поезде пересекли советскую границу. В этот момент они не могли скрыть слёз радости и в унисон запели «Широка страна моя родная», впервые за много лет заговорив на русском языке. Старший сын, Павел, уставился на папу и маму широко раскрытыми глазами. За прошедшие годы из его памяти полностью стёрлись воспоминания о первых годах жизни и ночном переходе в Китай. А остальные дети вообще родились на чужбине и никогда не слышали иного языка, кроме португальского, чешского или испанского. В этот момент дети подумали, что их родители сошли с ума. И вдруг Павлик воскликнул: «Я всё понял! Вы — русские шпионы!» Потом дети очень долго привыкали к новому дому, русскому языку и даже к своей настоящей фамилии.

КОНСУЛЬТАНТЫ «СЕМНАДЦАТИ МГНОВЕНИЙ…»

После лечения и отдыха, награждённые высшими орденами СССР, полковник Михаил Иванович Филоненко и майор Анна Фёдоровна Филоненко работали в Управлении нелегальной разведки. В 1963-м оба вышли в отставку.

Однако годы, проведённые в спецкомандировке, неожиданно напомнили о себе. В начале 70-х режиссёр Татьяна Лиознова начала съёмки знаменитого фильма «Семнадцать мгновений весны». Всесильный шеф КГБ Юрий Андропов, лично курировавший эту ленту, назначил её консультантами Анну и Михаила Филоненко. Лиознова засиживалась дома у недавних нелегалов далеко за полночь. Она впитывала всё: переживания разведчиков, психологию тех, среди которых они работали, запоминала мельчайшие детали быта.

Многие эпизоды знаменитого фильма подсказаны четой Филоненко. Например, Анна стала прообразом радистки Кэт. Правда, рожая дочь в Харбине и сына в Рио-де-Жанейро, Анна всё же не кричала по-русски, но Лиознова ввела этот сюжет ради усиления драматургии Вячеслав Тихонов с консультантами подружился и хотя прототипами Штирлица сделали предвоенного агента внешней разведки Вилли Лемана (Брайтенбаха) и других разведчиков, Тихонов многое позаимствовал именно из рассказов Михаила Ивановича, который ушёл из жизни в 1982 году. Анна Фёдоровна пережила мужа на шестнадцать лет.

Самое лучшее вложение средств это покупка недвижимости. Можете купить однокомнатную квартиру в королеве, а потом сдавать ее. А может вам просто негде жить, обратитесь на www.gilgarant.ru — там есть квартиры.

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Похожие записи

  • А. БулатовичА. Булатович Педставляя отчет о моем путешествии и описание страны, я вполне уверен, что мои выводы окажутся во многом неточны, что без ошибок не […]
  • Митя-юродивый Митя-юродивый Среди множества странных фигур Петербурга конца ХIХ - начала XX века - старцев, юродивых, блаженных, вечных странников - сохранилась […]
  • УСМИРЕНИЕ СТРАНЫ -ЭТО ИЛЛЮЗИЯУСМИРЕНИЕ СТРАНЫ -ЭТО ИЛЛЮЗИЯ Отчаявшись подавить силой оружия борьбу алжирцев за независимость, французские колонизаторы призвали на помощь... знаменитого […]
  • НА ГРАНИ НЕСЧАСТЬЯ НА ГРАНИ НЕСЧАСТЬЯ К зиме 1858 года императрица Александра Фёдоровна и мы, её сопровождающие, возвратились в Ниццу из Фридрихсгартена, где довольно долгое […]
  • ОПРЕДЕЛЯЙТЕ  ЗНАЧЕНИЕ  СЛОВОПРЕДЕЛЯЙТЕ ЗНАЧЕНИЕ СЛОВ Владимир Даль был моряком и крупным министерским чиновником, ученым-натуралистом, основателем краеведческого музея в Оренбурге. Академия […]
  • Русские революционеры на КубеРусские революционеры на Кубе Дружба между народами Кубы и России имеет давнюю историю. Она богата яркими примерами революционной солидарности и братской взаимопомощи, […]
  • В.Г.Белинский периоды жизниВ.Г.Белинский периоды жизни Наряду с окружающей средой огромное воздействие на развитие мировоззрения Белинского оказывали книги. […]
  • ПРОКЛЯТАЯ СТАРТОВАЯ ПЛОЩАДКА SLC-6ПРОКЛЯТАЯ СТАРТОВАЯ ПЛОЩАДКА SLC-6 28 июня 2006 года со стартовой площадки SLC-6 базы Ванденберг военно-воздушных сил США взлетела ракета «Дельта-4», унося на космическую […]
Поиск
Поделись интересным!
Рубрики
Яндекс.Метрика

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Google Plus.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти