Пещера Трех Братьев

Имение графа Бегуэна находилось недалеко от испанской границы, на самом юге Франции, там, где начинаются отроги Пиренейских гор. Вокруг холмы, поросшие лесом, таинственные пещеры, окруженные легендами и преданиями.
Ни самого графа, ни троих его сыновей — Макса, Жака и Луи — не страшила непроглядная темнота подземных гротов. Они исходили вдоль и поперек всю местность вокруг имения, спускались и в подземелье, образованное речушкой Воль.
Даже в военное лето 1916 года, когда двое старших сыновей графа вырвались в короткий отпуск из-под осажденного Вердена, они решили разведать, что же скрывается за узкой щелью, обнаруженной неподалеку от усадьбы.
Приготовили фонари, оставили наверху отца и исчезли под землей. Прошло минут сорок, но слабо натянутая веревка лежала неподвижно, и графа начали уже одолевать тревожные мысли. Наконец он услышал какой-то шум и увидел, как из-за дальнего холма бегут к нему, размахивая руками, возбужденные сыновья.
Они отыскали новую пещеру, с обширными подземными галереями, которые тянулись на целые километры. Щель за усадьбой оказалась отверстием в потолке пещеры. Братьям пришлось продвигаться ползком, огибать глубокие колодцы. Но они добрались до залов с удивительными цветными рисунками, украшавшими стены.
Эта пещера вошла в историю науки как пещера Трех Братьев, по-французски Труа Фрер. Рисунки в подземных залах вызвали оживленные споры, предположения всего ученого мира. Но уже ни у кого не вызывало сомнений, что найдены новые образцы доисторической стенописи.
Когда летом 1879 года испанский археолог-любитель Саутуола продолжил свои раскопки в пещере, ставшей известной под названием Альтамиры, он взял с собой девятилетнюю дочь. Пока отец занимался своим делом, девочка бегала по залам, осматривая стены, потолок. «Быки, быки!» — закричала она, показывая на цветных зубров. Прибежавший на ее крик Саутуола замер, глядя на многоцветные фрески. Они были красные, черные, коричневые, желтые — полноценный набор минеральных красок, которые природа предоставила в распоряжение художников, работавших здесь десятки тысячелетий до нас. В том, что это они расписали пещеру, Саутуола не сомневался. Он опубликовал статью о своей находке — и встретил полное недоверие. Именитые археологи даже не захотели выехать на место раскопок.
Об этой статье успели забыть, но через шестнадцать лет французский археолог Ривьер подтвердил ее выводы. Неподалеку от города Эйзи он тоже открыл пещерные рисунки. По его мнению, относились они к ледниковому периоду. И с 1895 года начали тщательно фиксироваться все находки доисторической стенописи. Чем же в таком случае была замечательна живопись в пещере Трех Братьев? Почему единого мнения о ней нет и в наши дни?
Исследователи обратили внимание на то, что ни среди этих рисунков, ни среди костяных и глиняных фигурок, которые находили в пещере, практически не было изображения людей, а если они и были, то носили странный характер. Такое же причудливое существо оказалось в пещере Трех Братьев.
Со стены, как бы полуприседая в танце, смотрит круглыми глазами не то зверь, не то обнаженный человек, раскрашенный в черный и красный цвета. На голове у него оленьи рога. С подбородка свисает борода, на спине пышный хвост, похожий на лошадиный. Вокруг львы, олени, зубры и другие животные, которые или давно вымерли, или в современной Франции уже не водятся.
Обращали на себя внимание и отпечатки рук. В одной из пещер их насчитали до двухсот. Причем руки были изуродованы: без одного, нескольких, а то и без всех пальцев. И еще: следы от ран, оставленные на телах животных острыми дротиками и стрелами.
Какую же роль в жизни наших первобытных предков играли разрисованные пещеры? Кем было странное ряженое существо?
Исследователи назвали его Рогатым Колдуном. Многие ученые сходились во мнении, что пещера Трех Братьев — это древнее святилище, место колдовских церемоний, запретное даже для женщин и детей племени, а Рогатый Колдун — участник такой церемонии. Его наряд-маска рогами оленя, подвязанный лошадиный хвост должны означать, что ряженый магическим, колдовским путем присваивает себе быстроту и легкость этих животных. Но откуда это известно, ведь не спросишь доисторических людей, какую цель они преследовали?
Да, такой разговор невозможен, но исследователи спросили об этом туземцев северо-западной Австралии, когда и у них открыли пещерные рисунки, называемые «вонджина».
Чтобы был хороший дождь, хороший урожай, много скота. Для этого надо нарисовать под «вонджина» то, что тебе нужно,— таков смысл их ответа.
…Отправляясь на поиски пищи, на охоту, люди первобытной общины не были уверены в успехе. Ведь не раз, даже подраненный, зверь убегал от них. Как обеспечить себе удачу?
Человек пытался внушить животному, что именно он ждет от него. Он перевоплощался в будущую добычу, надевал маску зверя, подражал его повадкам, поведению, которые знал превосходно. Охотники собирались в потайном месте, наряжались, устраивали магические пляски, церемонии, «настигая» добычу и «убивая» ее. В нарисованный контур животного летели дротики, стрелы. Очевидно, без таких вот священнодействий племя не рисковало начинать охоту. Очевидно и другое: весь обряд в мельчайших подробностях передавался следующему поколению как самое
ценное достояние.
Так же как процедура охотничьего колдовства, из рода в род переходили амулеты и талисманы, различные предметы, будто бы обладающие необыкновенными силами воздействия на окружающий мир, способные приносить человеку удачу и здоровье. Когда в прошлом веке у одного африканского колдуна обнаружили тайник с талисманами, насчитали их около 20 тысяч. Этот своеобразный музей достался ему по наследству, и старик старательно пополнял его.
Чего там только не было! Горшок с красной глиной, в которую воткнули петушиное перо, перья попугая, человеческие волосы, различные фигурки. Здесь же стоял маленький стул и лежала циновка, чтобы талисманы могли отдохнуть, так сказать, по-человечески. Колдун ухаживал за сокровищами и то у одного, то у другого — в зависимости от нужд — выпрашивал милость и помощь. Для себя и для других.
Первобытные люди по-своему были приспособлены к той жизни, которую вели. Исследования древних погребений свидетельствуют: разница в анатомическом строении была в пользу наших пращуров. Они превосходили совреЗрение, слух, обоняние были у них острее, тоньше, чем у нас с вами. Они знали, какие растения съедобны, а какие — ядовиты, какие травы, минералы, источники обладают целебной силой. Выслеживая зверей, птиц, они постигали этот мир природы.
Но те же исследования останков древних людей свидетельствуют и о другом: люди тогда умирали очень рано — от непосильных физических нагрузок, от болезней. Помните найденные в пещере Трех Братьев изображения рук с отрубленными пальцами? Так поступали во время тяжелого недуга вождя или влиятельного в племени лица его родственники, чтобы заклясть болезнь, или чтобы умиротворить дух покойника, или чтобы помешать охотникам враждебного племени бросать копье. Как видите, поводов для такого целенаправленного магического поступка оказывалось немало. Чудодейственные средства и приемы требовались, что называется, на все случаи жизни.
В борьбе за существование первобытные люди накапливали практический опыт, улучшали орудия труда, охоты, рыболовства. Но как мало это было по сравнению с тем, чего они еще не знали! Грозные, непонятные силы природы подстерегали людей на каждом шагу, и они полностью зависели от ее капризов. Чувство неуверенности, беспокойной тревоги даже тогда, когда внешне все складывалось благополучно, не покидало древнего человека.
Именно эти чувства как нельзя лучше отражает рассказ эскимосского шамана Ауа, записанный датским исследователем Арктики, путешественником и этнографом Расмуссеном. В начале нашего века он возглавил ряд экспедиций для изучения истории, языка и быта эскимосов. «Мы боимся! — говорил Ауа.— Мы боимся непогоды, с которой должны бороться, вырывая пищу у земли и моря. Мы боимся нужды и голода в холодных снежных хижинах. Мы боимся болезни, которую ежедневно видим около себя. Мы боимся мертвых людей и душ зверей, убитых на лове. Вот почему предки наши вооружались старыми житейскими правилами, выработанными опытом и мудростью поколений… И мы столь несведущи, несмотря на всех наших заклинателей, что боимся всего, чего не знаем».
«Мы боимся всего, чего не знаем» — вот одна из причин возникновения древнейших религиозных верований и обрядов.
На земном шаре до сих пор живут племена и народности, чей уровень жизни еще очень низок и напоминает детство всего человечества. Изучение их быта, обычаев позволяет ученым восстановить картину далекого прошлого, когда зарождались ранние религиозные представления.

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Поиск
Поделись интересным!
Рубрики
Яндекс.Метрика

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Google Plus.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти