ГРИВАСТЫЕ АРИСТОКРАТЫ ЕГИПТА

Животные окружают нас с момента появления человечества на Земле. Мы видим на Египетских фресках или рисунках в пирамидах, что животные всегда были рядом с человеком. За многие тысячелетия совместного пребывания в одном на всех доме общение с нашими меньшими братьями стало жизненно необходимо людям. Потребность в таких контакта по-видимому, закрепилась на генетическом уровне и даёт о себе знать даже сегодня, когда мы всё больше отдаляемся от природы. Не потому ли жители больших городов, которым давно не угрожает нашествие грызунов, заводят в своей квартире кота? И собака получает «прописку» в многоэтажке, несмотря на то что её хозяева ходят за мясом не на охоту, а в соседний магазин и, опасаясь воров, надеются главным образом на стальные двери с хитроумными запорами. Что уж говорить о хомячках, попугайчиках, аквариумных рыбках и прочей мелкой живности, скрашивающей гомо сапиенсу жизнь в «каменных джунглях».

Жители планеты «делят кров» с двумя миллионами видов живых существ, не менее интересных, чем наши домашние питомцы. Многие из них обитают по соседству с человеком, хотя он порой не подозревает об этом. Другие облюбовали себе такие места, где мы не только не смогли бы жить, но и вряд ли сумеем когда-нибудь побывать.

Гордая и величественная осанка львов, их громоподобный рык подтверждают безграничную власть этих животных над окружающим миром. Многие люди, которым посчастливилось близко познакомиться с ними, наделяют гривастых хищников человеческими чертами: благородством, мужественностью, умом, сообразительностью и отсутствием кровожадности, присущей многим представителям семейства кошачьих. Именно таким существом запечатлелся в давние годы в моём детском сознании этот могучий зверь. Ещё бы! Я своими глазами видел, как во время репетиции дрессировщик клал свою голову в широко разинутую пасть хищника. Немного позже мне довелось даже пообщаться с молодой трёхлетней львицей, которую по утрам выпускали из клетки работники зоопарка, чтобы она могла немножко размяться.
Увы, тогда по своей наивности я и не подозревал, что мой кумир — бесстрашный дрессировщик ленинградского цирка — не лишился головы не из-за благородства четвероногого артиста, а главным образом потому, что тот просто не мог её откусить. Ведь чтобы закрыть широко разинутую пасть, лев должен сначала проглотить слюну. Укротитель внимательно прислушивается к звукам, исходящим от зверя, и всегда имеет возможность вовремя позаботиться о собственной безопасности.

На теле любого дрессировщика львов полно шрамов, оставленных их подопечными (не избежали этой участи и самые талантливые укротители, такие как Б. Эдер и И. Бугримова). Входя в клетку к хищникам, наставникам приходится быть предельно осторожными и ни на секунду не спускать глаз со своих воспитанников. Последние пристально следят за ними, и многие четвероногие артисты не упустят случая броситься на человека, если он хоть чуть-чуть ослабит внимание.

Когда-то львы обитали на всей территории Африки и в том числе в Египте. Мне очень запомнился отдых в Египте запомнился сафари, львы и прочие интересные животные и конечно же пирамиды, но не о них речь. В отличие от других крупных кошек — тигров, леопардов, ягуаров и барсов — цари зверей живут не только в одиночку или парами, но и довольно большими группами — прайдами численностью иногда до 30 голов. В таких семьях бывает 2-3 взрослых льва, несколько взрослых львиц и много молодняка разного возраста. Лев — верный супруг и любящий отец. Он никогда не бросит оказавшуюся в опасности спутницу жизни и будет самоотверженно защищать её и детей. Своих малышей родители просто обожают, прощая им любые вольности и шалости.

В брачный период гривастые кавалеры дерутся из-за самок, но поединков со смертельным исходом, как правило, не бывает. Последнее слово в выборе жениха всегда остаётся за львицей, а неудачливые претенденты на её внимание, не оспаривая принятого решения, благородно удаляются. В семье лев ведёт себя как барин. Глава прайда не утруждает себя охотой (это обязанность самок), но обедает первым в полном одиночестве, иногда лишь позволяя присоединиться к своей трапезе самому маленькому львёнку.

Львы Египта легко привыкают к неволе и хорошо здесь размножаются. Звери, попавшие к людям в молодости или родившиеся в зоопарке, при хорошем к ним отношении, повзрослев, доброжелательно настроены к человеку, бывают послушными и легко поддаются дрессировке. У нашего знаменитого укротителя Бориса Эде-ра была львица Пупа, которую он воспитывал с двухнедельного возраста. Она жила с ним в городской квартире, он её водил гулять на поводке, как собачонку. Чтобы его питомица быстрее привыкала к людям, выбирал для прогулок оживлённые улицы и возил львицу в автобусе. Когда она стал артисткой, Эдер по окончании представления выходил с ней в фойе цирка, где любой зритель мог погладить животное. После того как Пупе исполнилось шесть лет, дрессировщику трудно стало находить жильё, где львица могла бы с ним жить во время гастролей, и он перевёл её в клетку. После этого у зверя испортился характер.
Во время одного из представлений Пупа напала на укротителя и серьёзно ранила его.

У Ирины Бугримовой был лев по кличке Цезарь, которому она безгранично доверяла. Он защищал её на манеже от атак своих сородичей, но однажды напал сам. «Не царская» способность покоряться чужой воле обусловлена тем, что в естественных условиях львы живут в коллективе, а там всегда приходится кому-нибудь подчиняться.
В природе эти крупные кошки, безусловно, могут быть опасны для человека, но их нападения на людей, как правило, спровоцированы последними горе путешественниками по Египту и Марокко. Такие ситуации возникают, когда охотники преследуют льва, пытаются отнять у него добычу или самое дорогое — львят. Однако голод не тётка, и, случается, львы становятся людоедами. На этот «промысел» хищников обычно толкает старость или болезнь, когда они теряют способность охотиться на обычную быстроногую и осторожную дичь, а также полное отсутствие «животных-кормильцев».
Именно такая обстановка сложилась в начале прошлого века в Кении в ходе строительства железной дороги от порта Момбаса до столицы Найроби. Стройка разогнала всех копытных в округе, а люди поначалу вели себя беспечно. В результате парочка львов съела 28 рабочих, остальные разбежались. Строительство важной магистрали оказалось под угрозой.
Там же, в Восточной Африке, во время Второй мировой войны в людоеды «записался» целый прайд, терроризировавший местное население на протяжении 10 лет. С зарвавшимися хищниками практически в одиночку за два года расправился знаменитый охотник Дж. Рашби. Однако пока он выслеживал львов, они съели 249 человек! Последний случай подобного массового «зоо-террора» произошел в Уганде в 1956-1957 годах. Там крупные кошки стали виновниками смерти 45 человек.

Стоит ли удивляться, что коренные жители Африки, бушмены, панически боятся своих грозных соседей. Особенно опасной считается встреча с царём зверей в сумерках. С наступлением темноты ни один бушмен не покинет своей деревни, огороженной высоким забором из колючих кустарников. Не занимать осторожности и бушменам, живущим на окраинах пустыни Калахари и добывающим пропитание главным образом охотой. К счастью, львы здесь редко живут большими компаниями, и днём они не очень опасны. В пустыне так жарко, что разомлевшим хищникам лень двигаться, и звери не покидают своих убежищ. Бушмены шутят: днём можно наступить льву на хвост, а царь зверей даже головы не повернёт. Разве что рыкнет для острастки. Лишь у представителей ма’букакуэ, одного из племен бушменов, гривастые хищники не вызывают большого страха. Конечно, сами они никогда не нападают на львов. С копьями и стрелами делать это весьма рискованно, а охота с другим оружием на территории заповедной пустыни запрещена. Однако, подвергнувшись нападению хищника, африканцы не пасуют.

Ма’букакуэ, находясь на очень низком уровне развития, не занимаются земледелием и скотоводством, не держат охотничьих собак и поэтому не могут охотиться на крупную дичь. Яд, которым они пользуются, не способен мгновенно убить солидных размеров животное. Раненое отравленной стрелой, оно убежит на далёкое расстояние и, погибнув, не достанется охотникам племени. Так что ма’букакуэ приходится довольствоваться зайцами, лисами, дикобразами, дрофами и другими обитателями пустыни, на которых яд действует быстро.
Другое дело, если охотники из ма’букакуэ встретят в пустыне «автографы» льва. Бушмены — отличные следопыты. По характеру отпечатков лап хищника они могут определить, возвращался ли минувшей ночью их обладатель к себе «домой» сытый или он охотился. Во втором случае бушмены тут же устраиваются на ночёвку.
Дождавшись рассвета, они отправляются по львиным следам. Царь зверей, как правило, охотится на крупную дичь, но взрослую антилопу, а тем более зебру, ему сразу не съесть. Насытившись, лев больше половины добычи прячет в труднодоступное для мелких хищников место и уходит «домой» отсыпаться. Читая «книгу пустыни», ма’букакуэ находят место успешной охоты дикой кошки, её «обеденный стол», затем отыскивают «кладовку» и уносят остатки звериной трапезы к себе домой.

Но на этом «промысел» бушменов не заканчивается. Вечером они возвращаются к месту прошлой ночёвки и ждут рассвета. Следопыты знают, что этой ночью лев вернется к своей «кладовке». Обнаружив исчезновение запасов, хищник не будет обескуражен. Грабёж в пустыне — дело обычное. Конечно, если лев поймает вора на месте преступления, тому несдобровать. Однако проводить «дознание» он не станет — не царское это дело. Гривастый хищник повторяет «программу» прошлой ночи. Но и бушмены полны желания вновь поживиться за чужой счёт. Ради этих объедков они и возвращаются в пустыню.

Подобный способ добычи пропитания называется у ма’букакуэ «охотой позади льва». Порой представителям племени удаётся долго обкрадывать своего благодетеля. Но всё когда-нибудь кончается. Наступает день, когда самый беспечный лев догадывается, что его систематически лишает обедов и ужинов один и тот же вор. Тогда хищник устраивает засаду вблизи очередной «кладовки» или приходит проверить сохранность своих запасов на рассвете. В этом случае, обнаружив похитителя, зверь медлить не будет. Когда охотники замечают по следам, что лев взволнован, они прекращают эксплуатацию четвероногого «партнёра». «Доить льва» — занятие небезопасное, и при всём умении и осторожности бушменов такая операция не обходится без «производственных потерь»: в любом, даже самом маленьком поселении ма’букакуэ непременно найдётся семья, у которой грозный зверь кого-нибудь убил или искалечил.

Lev

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Поиск
Поделись интересным!
Рубрики
Яндекс.Метрика

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Google Plus.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти